«Мы делили апельсин»: Куда ушла гумпомощь Севастополю от России?
Фото: news.sevas.com
14:14 15.07.2015

«Мы делили апельсин»: Куда ушла гумпомощь Севастополю от России?

Одно из изданий опубликовало интервью с главой Открытой комиссии содействию журналистскому расследованию по делу распределения гуманитарного груза с начала событий Русской весны в городе-герое.

Спустя почти полтора года с начала Русской весны общественность Севастополя начала бить тревогу: куда подевалась гуманитарная помощь, которая, начиная с февраля 2014-го, доставлялась в город со всей России? Куда и каким образом распределялась гумпомощь, издание «Объектив» узнало у председателя Открытой комиссии содействию журналистскому расследованию по делу распределения гуманитарного груза Сергея Балабанова. Этот материал опубликован 15 июля.

Отмечается, что комиссия создана в июне 2015-го. В неё вошли специалисты, общественники, которые в состоянии по принципам объективности и непредвзятости провести независимое расследование.

Сергей Балабанов отметил, что организация работает посредством направления журналистских запросов ответственным за приём и распределение гуманитарного груза структурам. По закону РФ, отмечает собеседник, они обязаны в течение семи- или тридцатидневного срока ответить на запросы.

«Гуманитарка в город пошла ещё до создания той комиссии, в феврале 2014-го. Уже затем, в марте, по положению (Алексея) Чалого (главы Заксобрания Севастополя — ред.) была создана комиссия, призванная навести порядок в деле учёта, распределения, хранения гуманитарной помощи», — рассказывает Сергей Балабанов.

Он считает, что «чаловская» комиссия была организована «непрофессионально» и при её создании были «заложены условия бесконтрольности в плане безучётного передвижения материальных средств и возможного их хищения».

«Почему было создано две комиссии, согласно этому положению?», — задаётся вопросом Сергей Балабанов. — «Комиссия от Координационного совета и комиссия от Севастопольской городской государственной администрации?».

В основную комиссию от Координационного совета, по информации собеседника, входили Виталий Хворост (исполнительный директор «Таврида-Электрик»); Полина Ткаченко (бухгалтер мемориального комплекса «35-ая береговая батарея»); Инна Гончарова — от Управления социальной защиты городской администрации.

«Какие функции Чалый определил этим комиссиям? Виталию Хворосту — своему сотруднику «Тавриды-Электрик» определил поступление от самих доноров гуманитарного груза. Далее комиссия определяла груз на склад¸ хранила, документально учитывала и выдавала гумпомощь. Вторая же комиссия занималась распределением гуманитарки от склада до физического лица-получателя и работой со СМИ», — сообщает собеседник.

По его словам, он совместно с независимой комиссией по распределению гумпомощи проанализировал все масс-медиа за тот период, затем определил основные направления работы — расследование финансовых средств, поступавших на счёт «35-ой батареи» и наличные деньги, которые приносили непосредственно в Координационный совет; далее — транспорт, медицина, образование; обеспечение сил Самообороны, блокпостов.

«Так кто всё-таки был главным в распределении гумгруза, доставленного в Севастополь?», — задаёт вопрос корреспондент издания.

Собеседник отвечает: «Чалый был руководителем этого Координационного совета. Я не буду говорить, что я о нём думаю, об этом Совете. После всего этого можно садиться и писать книгу с одним словом — «Бездействие». Рядом с Чалым были люди, которых он назначил, определил, за руку привёл — не суть важно. Им мы тоже отправили запросы и приглашения к сотрудничеству».

«Через прессу заявили, что разыскиваем Хвороста. Я не исключаю, что его здесь просто нет, поскольку нормальный человек, которому нечего бояться, уже давным-давно бы откликнулся, представил интересующие всех документы, ответил на вопросы. А его просто нет. Запрос касательно Хвороста мы отправляли Чалому. В ответ пока молчание», — добавил он.

По словам Сергея Балабанова, независимая комиссия получает ответы от организаций, по которым распределялся груз. «Некоторые из них ответили. Например, по транспорту в одном ответе данные сходятся, а в другом — нет. Уже есть нестыковки. Вот когда получим все официальные ответы, уже можно будет судить о деятельности комиссий, Хвороста и других людей», — отмечает общественник.

«Что касается работы семи блокпостов — я не буду сейчас раскрывать сколько они, чего, когда и от кого получили. Самое интересное, что мы добыли очень интересные документы. И если их озвучить, севастопольцы придут в шок. Это документы по деньгам — куда, и в каком объёме они дошли», — интригует Сергей Балабанов.

«Какими суммами можно исчислять ущерб, нанесённый казне Севастополя?» — этот вопрос, пожалуй, является одним из краеугольных, заданных изданием.

«Сам Чалый озвучивал баснословные суммы в размере миллиона долларов. Приплюсовать туда пропажу ещё 25 миллионов рублей, которые выделила Севастополю Владимирская область. Выделяли деньги множество организаций. Мы как раз сейчас и занимаемся вопросом, куда они делись и сколько? Но уже сейчас скажу — счёт идет на миллионы», — отвечает собеседник.

«Мы написали конкретно Чалому, поскольку он, так или иначе, имел отношение к «35-ой батарее» и её счёту, на который перечислялись средства. Также написали руководителю музейного комплекса <...> Если не ответят, найдём другие законные способы информировать Следственный комитет. <...> Потому что если не отвечают, как расходовали эти средства, то возникает вопрос: а вдруг они были израсходованы не на нужды города, а на их личные потребности», — продолжает Сергей Балабанов.

Собеседник издания отмечает, что наиболее всего хотел бы побеседовать на тему распределения гуманитарной помощи с Виталием Хворостом: «Так как Хвороста нет, мы задаём интересующие всех севастопольцев вопросы Алексею Чалому. Но в ответ — молчание — не предоставляют не то что какие-то документы, но даже перечень складов, где хранилась гуманитарка».

На основании беседы с социально незащищённой категорией лиц организация выяснила, что гумпомощь эти люди получали на складе всё той же «35-ой береговой батареи». Сергей Балабанов отмечает, что в Севастополе «полным-полно» государственных складов, так «почему же сняли склад на коммерческой «35-ой батарее»?»

По данным комиссии, распоряжения о выдаче гуманитарного груза с этого склада подписывалось Виталием Хворостом.

На вопрос, будут ли обнародованы результаты вашего расследования и разоблачены те, кто виноват, собеседник издания ответил, что на доработке есть «уже пять перспективных материалов».

«Имена публично раскрывать без расследования Следственного комитета не будем, по понятным причинам. Просто передадим бумаги и собранные нами документы в правоохранительные органы», — напомнил о целях расследования Сергей Балабанов.

Напомним, представители мотоклуба «Ночные волки» поддерживают инициативу об отчёте, в котором должно быть представлено распределение гуманитарной помощи, поступавшей в Севастополь во время Русской весны. Также выяснилось, что в комиссии от Севастопольской горадминистрации не знают, куда «в условиях революционного времени» ушла часть гуманитарного груза.

Так, помощь поступала как в денежном выражении, так и в виде продовольствия и товаров первой необходимости. В частности, из Москвы в Севастополь направили транспорт, медикаменты, компьютерное оборудование для школ и материальную помощь для ветеранов.

Автор материала: Степан Рысин
Источник материала: Объектив

Обсуждение (1)

постов: 215
dogged 19:31 16 июля 2015
ну ну!!!